miark_1
Есть только небо. Вечное небо. / Серебро в крови.
Однажды уйду я из этого города.
Однажды оставлю его без себя.
Мне не нужно причин или поводов,
Чтоб исчезнуть для вас навсегда.
Я не стала искать сострадания,
Когда дом мой спалили дотла.
Я молчала о многих желаниях,
Я скрывала болезнь как могла.
Не ждала, что вдруг кто-то откликнется,
Что придет - просто так, без причин.
Я надеялась: как-нибудь свыкнется,
Ведь на свете так много личин!
Я привыкла к ударам по слабостям,
Научилась я прятать клыки,
Улыбаться в ответ вам на гадости.
За улыбкой не видно штыки.
Вы привыкли. Я стала потребностью.
Стала воздухом, светом и днем.
А хотите, сыграю на ревности?
А хотите, чтоб вас всех ремнем?
Но уйду я из этого города.
И оставлю вас всех без себя.
Вы ведь поняли: не нужно мне поводов.
Спросишь, буду скучать? Ни черта!


Однажды уйду я из этого города.
Однажды оставлю его без себя.
Мне не нужно причин или поводов,
Чтоб исчезнуть для вас навсегда.
Я не стала искать сострадания,
Когда дом мой спалили дотла.
Я молчала о многих желаниях,
Я скрывала болезнь как могла.
Не ждала, что вдруг кто-то откликнется,
Что придет - просто так, без причин.
Я надеялась: как-нибудь свыкнется,
Ведь на свете так много личин!
Я привыкла к ударам по слабостям,
Научилась я прятать клыки,
Улыбаться в ответ вам на гадости.
За улыбкой не видно штыки.
Вы привыкли. Я стала потребностью.
Стала воздухом, светом и днем.
А хотите, сыграю на ревности?
А хотите, чтоб вас всех ремнем?
Но уйду я из этого города.
И оставлю вас всех без себя.
Вы ведь поняли: не нужно мне поводов.
Спросишь, буду скучать? Ни черта!



Вы город покидали на рассвете,
Бесшумно по дорогам проходя.
Вы оставляли дома только ветер,
Да капли первого весеннего дождя.
Боялись вы, что звук вас обнаружит,
Что-то кто-то из домов заметит вас.
Я куталась в свой черный плащ от стужи,
Когда проснулся город в ранний час.
Гуляла долго по забытым рельсам,
Пытаясь различить хоть стук колес.
Лишь ветер никуда от нас не делся,
Лишь дождь остался здесь как символ слез.
Молчали птицы да ушли собаки,
Как крысы убежали с корабля.
"И не придут", - шептали тихо знаки,
И я им верила, почуяв звон нуля.
Зачем ушли? И разве не предали
Вы город, что остался без людей?
И честно вам сказать, вас ждали.
Да, хорошо. Одна ждала, - верней.
Когда-нибудь (быть может, на рассвете)
Вернетесь в этот город, как ушли.
Вас даже встретит на пороге ветер,
Чтоб прошептать: Вы опоздали, Короли.


Это дурные манеры.
И сбита попытка лететь.
Там, на краю Ойкумены
Вряд ли захочешь ты петь.

Вкус этот очень отвратный.
Но стоит ли выть о душе?
Я выбираю попятный,
Хотя его нету вообще.

Запах - лишь только на выдох.
А путь мой на север ведет.
Сколько не будет попыток,
А сердце уже не живет.

Крылья сложу аккуратно.
Кровь ты увидишь в глазах.
Куда?! Нет дороги обратно.
Ты чувствуешь.. чувствуешь страх?


Мокрая осень. Дорога
До серых знакомых ворот.
Сердце сжимает тревога:
А если она не придет?
"пожалуйста, встреть у порога".

Дождь и опавшие листья
На черной продрогшей земле.
Ты редко стала мне сниться,
А я не гуляю во мгле.
"мы не успели проститься".

Вниз - и замершая речка
Подарит остывший свой взгляд.
Дрожит горящая свечка,
Не может согреть всех подряд.
"ты слышишь хотя бы словечко?"

Желтая осень. Улыбка
И слезы росой на щеках.
Было всего две попытки.
Вторая проиграна в прах.
"последней стала ошибка".


Я вернусь. Через года разлуки,
Через года войны, предательства и лжи -
Вернусь. Сереет мир от скуки
И остаются сзади рубежи.
Я вернусь. Осталось так немного
Не пройденных дорог, не взятых городов.
Вернусь. И не смотри на сроки,
И не внимай речам испуганных богов.
Я вернусь. И память моя, память,
Под вкус вина дает ожить теням.
Вернусь. С молитвенника сходит пламя
И змеи жалят плоть спустившимся орлам.
Я вернусь? Но что-то шепчут боги,
И весь Олимп в ответ качает головой.
Вернусь? Когда с другими был жестоким,
То начинал с себя. И был жесток с собой.

Я не вернусь. Как предал дом у друга,
Как не верна жена и сын не ждал домой,
Так разве отличается от них моя супруга
И разве не таким растет ребенок мой?
Я не вернусь. Мне часто снится остров,
Но чаще снится то, что некуда мне плыть.
И надо лишь любить... Ведь это очень просто...
Я не могу понять, могу лишь - ощутить.
Но ждет меня мой дом. Семья моя в осаде.
Верна была жена - все эти двадцать лет.
Не жили без меня - ни в меде и ни в ладе -
Отец и сын. И песни о смертях всё сочинял аэд.
"Оттуда хода нет!" - шептали им повсюду.
И Ангел повторял: Ведь смерть все ждут, не жизнь.
Семья в ответ кричала: для смерти время будет!
Семья моя шептала весь этот срок: Вернись.


Дом. Я ненавижу тебя, Дом.
Ты знаешь это сам прекрасно.
И изводил ты не напрасно -
Теперь идти могу с трудом.

Куда летать! Шагать не в силу.
И угол злость уж не внушит,
Ну бей, конечно! Путь открыт.
Лишь дай себе найти могилу.

А после можешь добивать.
Но от меня и так осталось
Лишь тело, боль - какая малость!
Тебе помочь со мной кончать?

Что будешь делать ты потом?
Над кем ты будешь издеваться?
Я не смогла здесь оставаться,
Дом. Я ненавижу тебя, Дом.


Нельзя свободу дать
И выпросить нельзя.
Ее лишь отобрать,
И лучше - навсегда!

И если ты на дне,
А крылья - под замком,
Полеты лишь во сне
И с небом не знаком -

То рви ты к черту цепь,
Царапай стены вдоль.
Неужто ты ослеп,
Неуж сломила боль?!

Ты выбирайся вверх,
Ломай свои замки!
На все ответом - смех.
Ни грусти, ни тоски.

И пусть все руки - в кровь,
И пусть падет стена,
Пусть в паутине снов
Не будет жить вина.

Ты будешь ввысь лететь.
И взмах могучих крыл
Подскажет, что терпеть
Не может тот, кто был.

Три раза на строчку "новая запись",
Три раза "Delete". Все в ноль. Ничего.
Каждое слово как будто не то.
Когда-нибудь ты за все мне отплатишь.

Три разных попытки - как глупая ложь.
Как будто расстроили нужные струны -
Что не отделишь беды от фортуны,
Хотя даже вкус у них не похож.

Уйти иногда - единственный метод,
Чтоб как-то других от себя защитить.
Но сможешь себя ли за это простить,
Если поймешь, что ложь даже это?

Сжигая мосты и все нити порвав,
Ты не других от себя защищала.
Себя от вины ты (подумай!) спасала,
Их чувства в расчет принимать и не став.

Три раза на строчку, где крест и "окей".
Как будто и это было так важно.
Знаешь, тебе ведь немного, но страшно.
Ведь слышала ты: "смотри, не убей..."

А солнце всходило и небо пылало
В памяти верной моей.
Четыре года тебя как не стало
Средь вечно зеленых полей.

А солнце восходит и небо не греет
В нынешней жизни теперь.
Вечный февраль, и сердце немеет
От каждых новых потерь.

А солнце пылает, а небо бледнеет,
Снегом окутав мой град.
Четыре года никто не согреет,
Ни с кем я не встречу закат.

А солнце как солнце, а небо - как небо,
Их не заменишь ничем.
Как бы вернуть назад мне то лето,
Хоть было там много проблем?

А солнце всходило и небо пылало.
Как мало знали они!
Какого черта сама я не знала,
Что смысл в твоей был любви?


Так много дорог в этом мире,
Но в дом возвращаюсь одной.
Мы с домом, увы, не дружили,
Лишь связаны были судьбой.
Он не был мне крышей от снега
И в холод защиты не дал.
Когда задыхалась от бега,
Он воздух мне лишь обещал.
И в зной не давал мне прохлады,
И тени не смог предложить.
Редко бывала я рада,
Когда приходилось в нем жить.
Но сколько не было б дорожек,
Но сколько мне замков не дай,
Один будет дом ведь у кошек,
Неважно, он ад или рай.
И сколько не встречу в дороге
Красивых и знатных домов,
Сердце не дрогнет в тревоге,
Заслышав в них отзвук шагов.
Мы с домом моим не венчались,
Мы дружбу, увы, не вели.
Но вечность мы преданно ждали,
Чтоб снова потом мы ушли.
И если я в войны ввязалась,
И если иду на краю,
И если мне мало осталось -
То в дом я без страха зайду.
Там смерть принимать мне больнее,
Больнее сказать мне: "не жди".
Но в доме я буду сильнее,
Там сила подбитой любви.
Когда-то над ней я смеялась,
И к ней я стояла спиной.
Но сколько б дорог не встречалось,
Я в дом возвращаюсь одной.

Давай мы покурим немного у врат.
Давай помолчим, вспоминая о прошлом.
Сюда приходили мы кто чем богат.
Другие с алмазами, золотом... Тошно.
Немало ведь лет мы прожили вот здесь:
Помнишь, и первую ссору, и драку?
Ярость, любовь - гремучая смесь,
И мало кто выдержит эту атаку.
А кто продержался, тот знает, что Дом -
Это не только такое название.
Это откуда уходишь с трудом,
Это, быть может, даже призвание,
Это попытка, рывок и броски,
Это защита и помощь от неба,
Это обитель печали, тоски,
Это последняя корочка хлеба.
Знаешь, мне больно отсюда уйти.
Бросить те земли, что так полюбились.
Люди, что власть здесь смогли обрести,
Не знали о Доме. И как бы не бились
Не стали (не станут) и частью его.
Чужие, живут, не вникая глубоко.
Дом не сказал им, увы, ничего.
Дом, почему же ты..стал вдруг жестоким?
Земли молчали и гнали нас прочь,
В морозную ночь оставляя без крова.
Друзья не хотели ничем нам помочь.
Друзья перешли к тому, что так ново.
Знаешь, мне больно отсюда уйти.
Бросить мой дом на волю незваных.
Больно теперь мне строить пути,
Чтоб не вернуть себя к окаянным.
Давай помолчим и покурим и врат.
У нас есть минута, а больше - не надо.
Я знаю, ты тоже отъезду не рад,
Но что можем сделать мы этому аду?

"Мне не случайно дали крылья.
Мне не случайно дали власть.
Пора покончить с серой пылью.
Я не боюсь сейчас упасть." -
шептал дракон на грани мира.
В глазах его блестела боль.
Душа дышала. Не простила,
Что ей такая вышла роль.
Расправив крылья, в звездной ночи
Он скрылся. Но пришел черед,
Который больше не отсрочишь.
И вышел тот дракон вперед.
А город спал. Ведь ночью темной
Никто не знал, что тот закат
Последним будет. Лишь бездомный
На миг в глазах увидел ад.
Кричали люди. Псы метались.
И пламя танец свой вело.
"Ну что, голубчики, дождались?"
Но им еще ведь повезло.
Другие знали: смерть приходит
Не говоря ни часа, дат.
И солнце больше не восходит.
Не видит больше брата брат.
Дракон летал как ночь - бесшумно.
Когда-то дал себе зарок,
Что больше ни один безумный
Не будет больше впредь жесток.
Прошли года. Кровавым светом
Теперь они горят вдали.
Накрыты теплым, добрым ветром
Такой родной чужой земли.
А поворот могучих крыльев
Заставил свет уйти во тьму.
Теперь он точно станет былью -
Дракон, что предал жизнь свою.

Когда прошло с убийств немало,
Дракон спустился на хребет.
Как многих здесь теперь не стало.
Как мало встретит вновь рассвет.
В глазах блестела боль. Другая.
Ведь смерть их шкурой испытал.
Свою дорогу он не к раю,
Он к аду просто направлял.
Чтоб там, на небе - с тем сразиться,
Кто стал причиной прежних бед.
И чтоб увидеть снова лица,
Которых больше в мире нет.
Ведь не случайно дали крылья
И не случайно дали власть.
Ему платить придется силой
И в диких муках умирать.
Но эту цену за улыбки
Своих родных, своих друзей
Он платит твердо. нет ошибки.
Ведь все же он сильней людей.

Вместо кофе сегодня цикорий.
Вместо страха атака и шаг.
Все дороги ведут в крематорий.
А начало их было как мрак.
Ты не хочешь сегодня историй?

Вместо снега сегодня дождливо.
Вместо солнца сегодня луна.
Посмотри, на дорогах - красиво,
Запах силы, улыбки, вина.
Почему же тебе так тоскливо?

Вместо бега сегодня прогулка.
Вместо ужина - сок, шоколад.
И шаги раздаются так гулко
На дороге, ведущий нас в ад.
Почему не вернешься назад?

Вместо прежних привычек - попытка.
Не надежда все в миг изменить.
Только цепи порвать. Да калитку
На секунду во вне отворить.
Неужели и это - ошибка?


Дороги могут извиваться
И уходить куда-то вдаль,
А после - снова возвращаться,
Деля на два свою печаль.

Ты говоришь, что сколь не виться,
Им все равно когда-то вновь
Придется в вальсе закружиться -
Ведь вечна в них сама Любовь.

Отчасти правда. Так и будет,
Что два пути - как две звезды,
Когда свой день и час наступит,
То их исполнятся мечты.

Отчасти нет. Ведь стоит только
Одной из них добавить крен,
То пусть пройдут века - хоть сколько! -
И им не встретиться совсем.














запись создана: 02.03.2013 в 22:22

@темы: воображариум, Аполлон